Сетевой маркетинг может быть другим! Без навязываний и уговоров! Без беготни с сумками и каталогами! Но с доходом от 100'000 рублей в месяц и выше!

Скажи жизни «Да!» Книга, которую должен прочитать каждый!

Дата: 20 Март 2014 Рубрика: Интересное наблюдение прожитого дня Комментарии: 2 коммент.

Я очень много читаю! Для меня это самый лучший отдых. Сразу убиваю двух зайцев: и расслабляюсь, и обучаюсь.

Сегодня получила очередную посылку с книгами, которых мне хватит примерно на месяц, а может и меньше.

Книги для прокачки духовной сферы.

Книги для прокачки духовной сферы.

Но решила опубликовать статью не совсем по этому поводу. Буквально за пару часов, пока мои малыши были заняты своими делами (Они продолжали открывать этот удивительный мир. Младший сын с восторгом кричал, смотря мультик про динозавров: «Мама! Мама! Оказывается вода может остановить огонь! Ты представляешь!»), я «проглотила» очень мощную книгу. Она наполнена настолько глубокими мыслями, что я не удержалась и решила по свежим следам поделиться впечатлениями.

Ниже речь пойдет именно вот об этой книге:

Виктор Франкл | Сказать жизни "Да!". Психолог в концлагере. | Купить книгу на Озоне >>>>> Виктор Франкл | Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере. | Купить книгу на Озоне >>>>>

 

Виктор Франкл. Книга «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере».

Автор книги — психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские лагеря смерти и открывший миллионам людей всего мира путь постижения смысла жизни. В течение нескольких лет он ежедневно жил в состоянии, которое передал словами: «Мы ведь поняли, что нам уже нечего терять, кроме этого смешного голого тела».

Встреча с проблемами — это часть жизненного пути каждого человека. Но каждый реагирует на случившееся по-разному. Кто-то позволяет бедам и несчастьям надломить себя, в итоге теряет смысл жизни и потухает навсегда. Таких — большинство. И лишь немногие способны воспринимать любые удары судьбы, как уроки. Помните мою любимую цитату? Боль неизбежна, страдание — личный выбор каждого! У каждого есть выбор: страдать от боли, ставя крест на полноценной жизни, или быть выше обстоятельств, продолжать жить по-настоящему.

…мысль, ярче всего выраженная, пожалуй, в словах Ницше: «У кого есть «Зачем», тот выдержит почти любое «Как»». Надо было в той мере, в какой позволяли обстоятельства, помочь заключенному осознать свое «Зачем», свою жизненную цель, а это дало бы ему силы перенести наше кошмарное «Как», все ужасы лагерной жизни, укрепиться внутренне, противостоять лагерной действительности. И наоборот: горе тому, кто больше не видит жизненной цели, чья душа опустошена, кто утратил смысл жизни, а вместе с ним — смысл сопротивляться.

Такой человек, утративший внутреннюю стойкость, быстро разрушается. Фраза, которой он отклоняет все попытки подбодрить его, типична: «Мне нечего больше ждать от жизни».

Фрагмент из книги Виктора Франкла. «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере».

После прочтения этой книги любая житейская проблема становится мелочной по сравнению с тем, когда у тебя ОТНИМАЮТ ВСЕ в буквальном смысле! Свободу, близких, материальные ценности, личные ценности… Когда тебя пытаются растоптать и смешать с огромной серой массой обезличенных «номеров».

Только тот, кто сам пережил лагерь, может представить себе, сколь неуклонно эта лагерная действительность вела к обесцениванию отдельной человеческой жизни. Даже самый отупевший заключенный не мог не осознавать это пренебрежение к индивидууму, к человеческому существу в ситуации, когда из лагеря отправляли больных. Изможденные тела буквально сваливали на двухколесные тачки, и те, кто был не намного сильнее, должны были их катить, иногда многие километры, на ветру, в дождь, в метель — всегда. Если кто-то из назначенных на отправку был уже мертв, в общую кучу сваливали и его: число должно соответствовать списку! Список — вот что важно, человек же важен лишь постольку, поскольку, мертвый или живой, он — номер.

«Жизнь» этого «номера» ничего собой не представляет, и что стоит за этим номером — судьба, биография, имя — еще менее существенно.

Фрагмент из книги Виктора Франкла. «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере».

О чем думают люди, когда им уже нечего терять, кроме собственного тела? В чем они находят смысл жизни? Где они берут силы на то, чтобы не позволить сломать свою личность?

При внимательном прочтении одну из скрытых тайн Вы откроете для себя в следующем отрывке. Очень мощно! Очень глубоко! Очень ценно! До мурашек по коже!

Уход в себя

Хотя лагерная действительность отбрасывала заключенного назад, к примитивности не только внешней, но и внутренней жизни, все же пусть изредка, пусть у немногих, — но развивалось стремление уйти в себя, создать какой-то свой внутренний мир.

Чувствительные люди, с юных лет привыкшие к преобладанию духовных интересов, переносили лагерную ситуацию, конечно, крайне болезненно, но в духовном смысле она действовала на них менее деструктивно, даже при их мягком характере. Потому что им-то и было более доступно возвращение из этой ужасной реальности в мир духовной свободы и внутреннего богатства. Именно этим и только этим можно объяснить тот факт, что люди хрупкого сложения подчас лучше противостояли лагерной действительности, чем внешне сильные и крепкие.

Чтобы отчасти понять подобные внутренние переживания, подобное бегство внутрь себя, я вынужден вновь обратиться к личным воспоминаниям. Как это бывало — когда мы на рассвете шагали из лагеря на стройплощадку, на свои рабочие места? Звучит приказ: «Рабочая команда такая-то — шагом марш! Левой — два-три-четыре! Левой — два-три-четыре! Передние — ровней ряд! Левой! Левой! Левой! Снять шапки!».

Я вспоминаю, и эти слова звучат у меня в ушах. «Снять шапки!» означало, что мы проходим через лагерные ворота. Прожекторы направлены на нас. Тот, кто не шагает прямо, не держит равнение в своем ряду из пяти человек, может рассчитывать на удар сапогом. Как и тот, кто из-за нестерпимого холода отважится натянуть на голову шапку прежде, чем это будет разрешено. И вот в темноте мы идем дальше, спотыкаясь о большие камни, по огромным лужам, вдоль улицы, ведущей к лагерю. Конвоиры беспрестанно орут на нас, подталкивают ружейными прикладами. Тот, у кого раны на ногах болят особенно нестерпимо, опирается на чуть-чуть более крепкого товарища. Мы идем молча. Ветер режет лицо, не дает говорить. Мы уткнулись подбородками в поднятые воротники своих ветхих курток. И вдруг идущий рядом со мной бормочет: «Ты, слушай! Если бы наши жены нас сейчас видели! Надеюсь, что в их лагере все же получше… И они, надеюсь, даже не представляют себе, что тут с нами»…

…И предо мной возникает образ моей жены…

Когда отнято все…

Километр за километром мы с ним идем рядом, то утопая в снегу, то скользя по обледенелым буграм, поддерживая друг друга, слыша брань и понукания. Мы не говорим больше ни слова, но мы знаем: каждый из нас думает сейчас о своей жене. Время от времени я бросаю взгляд на небо: звезды уже бледнеют, и там, вдали, сквозь густые облака начинает пробиваться розовый свет утренней зари. А пред моим духовным взором стоит любимый человек. Моя фантазия сумела воплотить его так живо, так ярко, как это никогда не бывало в моей прежней, нормальной жизни. Я беседую с женой, я задаю вопросы, она отвечает. Я вижу ее улыбку, ее ободряющий взгляд, и — пусть этот взгляд бестелесен — он сияет мне ярче, чем восходящее в эти минуты солнце.

И вдруг меня пронзает мысль: ведь сейчас я впервые в жизни понял истинность того, что столь многие мыслители и мудрецы считали своим конечным выводом, что воспевали столь многие поэты: я понял, я принял истину — только любовь есть то конечное и высшее, что оправдывает наше здешнее существование, что может нас возвышать и укреплять! Да, я постигаю смысл того итога, что достигнут человеческой мыслью, поэзией, верой: освобождение — через любовь, в любви! Я теперь знаю, что человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно — пусть на мгновение — обладать самым дорогим для себя — образом того, кого любит. В самой тяжелой из всех мыслимо тяжелых ситуаций, когда уже невозможно выразить себя ни в каком действии, когда единственным остается страдание, — в такой ситуации человек может осуществить себя через воссоздание и созерцание образа того, кого он любит. Впервые в жизни я смог понять, что подразумевают, когда говорят, что ангелы счастливы любовным созерцанием бесконечного Господа.

…Идущий впереди меня падает, идущие за ним тоже не удерживаются на ногах. Конвоир уже здесь, он уже колотит нас, наводя порядок. За несколько секунд моя внутренняя созерцательная жизнь разрушена. Но душа снова способна воспарить, она снова вырывается из здешнего лагерного существования ввысь, по ту его сторону, и снова начинает диалог с любимой. Она спрашивает — я отвечаю, я спрашиваю — она отвечает.

«Стой!» — это мы прибыли на место. «Взять инструмент — кирку и лопату». И мы устремляемся в будку, чтобы успеть ухватить что-либо более сносное. «Быстрей! Быстрей, вы, свиньи! И вот мы уже в котловане, каждый на том месте, где рыл вчера. Промерзшая земля плохо поддается, из-под кирки летят твердые комья, вспыхивают искры. Мы еще не согрелись, все еще молчат. А мой дух снова витает вокруг любимой. Я еще говорю с ней, она еще отвечает мне. И вдруг меня пронзает мысль: а ведь я даже не знаю, жива ли она! Но я знаю теперь другое: чем меньше любовь сосредоточивается на телесном естестве человека, тем глубже она проникает в его духовную суть, тем менее существенным становится его «так-бытие» (как это называют философы), его «здесь-бытие», «здесь-со-мной-присутствие», его телесное существование вообще. Для того, чтобы вызвать сейчас духовный образ моей любимой, мне не надо знать, жива она или нет. Знай я в тот момент, что она умерла, я уверен, что все равно, вопреки этому знанию, вызывал бы ее духовный образ, и мой духовный диалог с ним был бы таким же интенсивным и так же заполнял всего меня. Ибо я чувствовал в тот момент истинность слов Песни Песней: «Положи меня, как печать, на сердце твое… ибо крепка, как смерть, любовь» (8: 6).

Фрагмент из книги Виктора Франкла. «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере».

Эту книгу должен прочитать каждый! Особенно те, кто после жестоких ударов судьбы оказался в состоянии, когда уже жить не хочется, когда потерян смысл дальнейшего пребывания на этой планете.

Те, кто сохранил способность к внутренней жизни, не утрачивал и способности хоть изредка, хоть тогда, когда предоставлялась малейшая возможность, интенсивнейшим образом воспринимать красоту природы или искусства. И интенсивность этого переживания, пусть на какие-то мгновения, помогала отключаться от ужасов действительности, забывать о них. При переезде из Аушвица в баварский лагерь мы смотрели сквозь зарешеченные окна на вершины Зальцбургских гор, освещенные заходящим солнцем. Если бы кто-нибудь увидел в этот момент наши восхищенные лица, он никогда бы не поверил, что это — люди, жизнь которых практически кончена. И вопреки этому — или именно поэтому? — мы были пленены красотой природы, красотой, от которой годами были отторгнуты.

Или во время тяжкой работы в глубине баварского леса (здесь маскировали подземный военный завод) стоящий рядом товарищ вдруг скажет: «Смотри, как красиво солнце осветило эти стволы, похоже на одну акварель Дюрера — помнишь?» А однажды вечером, когда мы, смертельно усталые, с суповыми мисками в руках уже расположились было на земляном полу, вдруг вбегает наш товарищ и буквально требует, чтобы мы, невзирая на всю усталость и весь холод, вышли на минутку: нельзя пропустить такой красивый закат! И когда мы вышли и увидели там, на западе, пылающую полосу неба и теснящиеся до самого горизонта облака причудливых форм и целой гаммы оттенков, от сине-стального до багрово-красного, алым блеском отражающегося в лужах плаца, среди столь контрастно унылых лагерных зданий, — когда мы увидели все это, то после минутного молчания кто-то сказал: «Как прекрасен мог быть мир!»

Фрагмент из книги Виктора Франкла. «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере».

Жизнь прекрасна! Давайте ее ценить!
Мира и добра всем нам!

 

К записи "Скажи жизни «Да!» Книга, которую должен прочитать каждый!" оставлено 2 коммент.

  1. Мне почему-то вспомнились времена моей школы. Я конечно была не в концлагере, но идея в том, что приходилось делать то, чего не хотелось лишь потому, что мама желала гордиться мной и типа система заставляла учиться тому, чему заставляла, я училась там «выживать». Не скажу, что каторга, я даже пыталась там активничать до какого-то возраста, а попом забилась в себя и большую часть школьной жизни провела как раз «общаясь» со своим внутренним миром, благодаря ему я и дожила до выпускного и со спокойной душой оттуда ушла не поддавшись ломке, которую в школе практиковали. Но не все так могут, далеко не все…

    • Далеко не все могут — или далеко не все хотят? Франкл в своей книге как раз и показал, что человека формирует не среда, в которой он живет, а именно про-активность, способность выбирать — как реагировать на происходящее. Сломаться или найти смысл жить дальше.

      Такое, конечно, не планируют, но в историю психологии именно этот опыт Франкла вошел как настоящий психологический эксперимент, ярко доказывающий, что всегда слишком рано, чтобы сдаться.

Оставить свой комментарий


восемь × = 16

Мои шаги и результаты!
Самое читаемое на сайте!

♥Копейка рубль бережет! В чем подвох известной пословицы?

♥Мои результаты за последние два года. Перезагрузка!

♥Перезагрузка началась! Корректирую план достижения цели.

♥На развитии какого источника дохода я ставлю приоритеты в 2014 году? И какие результаты уже получила отсюда в 2013 году?

♥Промежуточные результаты в достижении финансовой свободы. И как я собираюсь выйти на доход 600 тыс.р. в месяц и выше?

♥Ура! Мои видео, тексты и фотографии нагло тырят! :)

♥Сетевой маркетинг — это лохотрон и финансовая пирамида!

♥Уговаривать и впаривать? Нет! Быть настоящим профессионалом!

♥Рекрутинг на автопилоте. Мечта — для каждого сетевика. Реальность — для меня. :)

♥Как я работаю с новичками? И почему сама не пишу им и не звоню первой? Даже, если они пропали!

♥Что делать, если Вы не получаете такой поддержки от спонсора, которую хотите?
Наверх